Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 
на правах рекламы

Святые Горы Монахов

Автор: admin от 21-10-2014, 13:56

Святые Горы Монахов

Корректор: Юлия Нагорная
ISBN 987-617-7029-85-3
Размещено с личного разрешения автора
Для читателей от 14 лет и старше
Глава первая
Приключения Мефодия

Святые Горы МонаховТысяча семьсот пятидесятый год. Светогорск. Ветер с сильным дождём бился в дубовые двери. Казалось, что кто-то не просто стучится, а ломится в небольшую келью. Монах по имени Мефодий прислушался. Сквозь буйство непогоды явно послышался чёткий, ритмичный стук в дверь. Мефодий поднялся и открыл её, гадая, кого бы это могло принести в такой неурочный час. Ветер, ворвавшийся в приоткрытую дверь, плеснул ему в лицо холодными каплями небесной воды. У порога стояла тележка, но без лошади. Рядом, весь озябший и промокший, жался маленький мальчик. Мефодий разглядел за его пазухой выглядывающий кусочек пергамента и надпись на пергаменте: «ребёнок не крещённый, имя – Арсений». Монах Мефодий обернулся по сторонам, услышав какой-то шум, но это был просто шум ветра. Монах забрал бумажку и увидел, как кто-то уже бежал к нему c зажжённым факелом. Мефодий растерялся, не зная, куда спрятать пергамент, зажжённый факел уже приближался, а монах всё суетился и суетился, думая, куда спрятать пергамент с надписью. Дрожащими руками он пытался положить бумажку себе за пояс, но ничего не получилось, пергамент упал на пол. Мокрой рукой монах поднял пергамент и сразу же выпрямился  назад,   капюшон черноватого плаща упал назад, монах, сжав мокрый  пергамент, кинул его себе в капюшон.
За Мефодием сразу же пришли другие монахи, он снял свой плащ, капюшон которого крепко держал в своих руках, подошёл к ребёнку,  глядя на него участливым взглядом, и начал укутывать мальчика. Из добрых глаз Мефодия на ребёнка скатилась сострадательная слеза. Мальчик очень громко плакал, а монах, держа его в руках, чувствовал, как он весь дрожит от холода, и голода. Со слезами на глазах монах поднял ребёнка вверх и, обратившись ко всем, спросил:
– Мы примем его к нам?
Другой монах злостно взглянул на Мефодия, подошёл  к нему очень близко, так, что носы двух монахов почти касались друг друга, и закричал:  
– Мефодий, мы не можем его принять! Нас очень много  уже сто пять человек в монастыре, мы сами еле выживаем, мы не сможем его прокормить!
Мефодий опустил голову вниз, присел на одно колено и сказал:
– Я ухожу из монастыря, но ребёнок останется здесь.
Монахи были удивлены словам Мефодия, их вождя, они смотрели друг на друга и молчали, не зная, что сказать. Монах, стоявший перед Мефодием, выхватил ребёнка, снял с него одежду, и кинул её Мефодию в руки. Он сообщил всем, что решение принято, взял ребёнка и повёл его в монастырь.
Монаха, который ругался с Мефодием, звали Тай. Он был очень зол из-за того,  что в их семье появился ребёнок и не хотел принимать мальчика. Однажды, взяв мальчика на руки, Тай пошёл в пещеру, которая находилась на горе. Шёл дождь. Подниматься вверх на гору было тяжело, ребёнок громко плакал на руках Тая, но он поднимался вверх по глиняной дороге, не обращая внимания на рыдания мальчика. Мокрый дождь бил в лицо, а глиняная дорога всё не давала Таю одолеть её. Вдруг нога монаха заскользила по мокрой глине, Тай упал, ребёнок начал кричать ещё громче, что очень раздражало Тая. В ярости монах взял ребёнка за шею, как собачонку, и пошёл дальше. Тай постепенно приближался к пещере, но внезапно начался сильный ветер, а идти было ещё далеко. Наступив правой ногой на камень, который лежал на мокрой глиняной дороге, Тай снова упал на землю, это окончательно вывело его из себя, он бросил ребёнка и вернулся назад в монастырь.        
Мефодий был очень удивлён, когда увидел, что Тай вернулся один в таком разъярённом состоянии, он и не догадывался, что у этого человека столько злости внутри. Мефодий не раздумывая побежал к ребенку. Он знал все ходы и выходы в монастыре, но решил пробраться через монастырь как-то незаметно. Монах снял свой чёрный плащ, по коже сразу пошли мурашки, от холода он начал дрожать. Для того чтобы идти было легче, Мефодию пришлось снять обувь. Он шёл по дороге босиком, чувствуя ногами каждый камешек, острые камни врезались ему в кожу. Когда Мефодий пришёл к воротам монастыря, из его ног уже текла кровь. Пока монах думал, как пройти незамеченным, наступила ночь. Монахи ложилось спать. Мефодий начал перелазить через ворота. Его ноги уже полностью были покрыты кровью. Монах спрыгнул с ворот и упал на мокрую землю. Держась за ноги, он сцепил зубы, чтобы не закричать от боли. Потихоньку Мефодий встал и пошёл дальше в путь. Зная, что стража спит, он свободно шёл по монастырю, хромая на одну ногу и терпя боль на второй ноге. Дождь закончился. Мефодий попробовал наступить на левую ногу, боль была очень сильной. Не выдержав её, монах, пытаясь удержаться за что-нибудь, всё-таки упал на дороге лицом в грязь. Слева от плеча Мефодия лежала палка, он протянул левую руку, взял палку и начал потихоньку подниматься. Проверив палку на прочность, Мефодий поднялся и пошёл дальше. Услышав крик ребёнка, он изо всех сил бросился к нему. Взяв ребёнка на руки, монаху вновь предстояло идти по глиняной дороге. Опершись о палку, Мефодий попытался подняться вверх и одолеть небольшую горку. Вдруг, когда ему оставалось сделать всего один шаг, палка сломалась, но какая-то сила успела вытолкнуть путников вверх. Дальше дорога была ровной.
Вскоре ребёнок успокоился и заснул на руках у Мефодия. Путники дошли до пещеры, где часто бывал Мефодий. Перед входом в пещеру всегда горел огонь. Пещера была сырой и холодной, войдя внутрь, Мефодий начал дрожать ещё сильнее. Вдруг он вспомнил, что когда-то выбросил где-то здесь старые тряпки, Монах протянул левую руку к факелу и выдернул его, но разбудил при этом ребёнка. Мефодий, словно отец, начал успокаивать малыша и петь ему колыбельную, но ребёнок уже не мог заснуть. Тогда монах взял в правую руку ребёнка, а в левую – факел и пошёл прямо по тропинке, которая вела вниз, затем повернул направо. Внизу становилось всё холодней, дальше Мефодий не мог нести с собой ребёнка. Он положил на пол факел, протянул левую руку к большому камню, протёр его, положил туда ребёнка, а сам взял факел и пошёл вниз. Пройдя метров пятнадцать, монах увидел большой камень, в котором была большая дыра, где Мефодий обнаружил дрова и тряпки. С радостью схватил он тряпки и положил их под левую руку, несколько дров взял в правую руку и тотчас помчался к ребёнку. Мефодий так обрадовался, что совсем забыл о своих ногах и даже не чувствовал боли, когда бежал к малышу.  Бросив дрова на пол, он быстро укутал ребёнка в тряпки и снова положил его на камень, а сам пошёл за второй партией дров. Прошло десять минут. Монах сделал пару ходок за дровами, но на последней ходке Мефодий уже совсем выбился из сил и еле дохромал назад. Он выложил круг из мелких камней, в середину круга бросил кусочек тряпки, сверху положил дрова, взял в правую руку факел, присел и разжёг костёр. Глядя на пламя костра, монах задумался о том, что делать дальше, и пока думал, уснул.
Проснулся Мефодий на рассвете, его ноги отдохнули, но боль так и не утихла. Монах облокотился на камень правой рукой и медленно встал, преодолевая боль. Выйдя из пещеры, он пошёл вниз по дороге, пытаясь не обращать внимания на боль, всю дорогу он думал о том, как ему перепрыгнуть через ворота монастыря. На рассвете в монастыре все ещё спали, но, к удивлению Мефодия, ворота были открыты. Мефодий пошёл к дереву, где он разделся ночью, смотря по сторонам, чтобы никто не шёл ему навстречу. Монах подошёл к своему чёрному плащу, который был насквозь мокрый после вчерашнего дождя, сложил его вдвое и начал выжимать.

Глава вторая
Подстава Мефодия
Вскоре желудок Мефодия дал о себе знать, начал урчать, но больше всего Мефодий беспокоился не о себе, а о ребёнке. Недолго думая, монах пошёл к простым людям просить еды и воды. И хотя Мефодию было очень стыдно, он совсем не знал, что говорить, но всё-таки ему пришлось идти, хромая, к первому попавшемуся дому. Мефодий скромно подошёл, легонько постучал в дверь, но никто не вышел, он постучал  громче и вдруг заметил, как шторка на окне приоткрылась и тут же закрылась. Мефодий сразу понял, что ему здесь не рады. Монах пошёл к другому дому, также, суетясь, постучал и начал ходить туда-сюда в ожидании. Вышел молодой сударь и грозно спросил Мефодия:
– Что нужно?
Мефодий робко сказал:
– Сударь, могли бы Вы, пожалуйста, дать мне немного еды и воды?
Хозяин промолчал, просто закрыл дверь и пошёл домой. Мефодий ждал двадцать пять минут, но хозяин так и не вышел.
Мефодий ходил так по домам более часа, перед каждым домом он читал молитву, но так никто и не дал ему еды и воды. Монах не ожидал такого отношения от людей. И вот он стоял перед последним домом. Дом выглядел очень бедно, забора не было, входная дверь почти не закрывалась, во дворе было не убрано и всё заросло травой, Мефодий даже не хотел сюда заходить,  но увидев свет с неба, монах понял, что это знак свыше и решил зайти.
Мефодий позвал хозяев. Вышли два пожилых человека – мужчина и женщина. Звали их Авдий и Агрира. Мефодий радостно улыбнулся, встретив своих знакомых. Авдий подошёл к монаху, держа в правой руке палку и упираясь на неё, а в левой его руке был кусок хлеба. Агрира принесла воды. Хозяева дали Мефодию провизию и поклонились монаху. Авдий сказал Мефодию:
– Спасибо тебе за то, что ты был с нами и помогал нам, мы отдаём тебе последнее.
Мефодию стало не по себе, ему было неудобно даже посмотреть бедным людям в глаза. Пожилые люди сказали: «Нам уже недолго осталось жить, забирай». Мефодий поклонился, поблагодарил, повернул направо и пошёл. По щекам монаха текли слёзы…
Мефодий возвращался в монастырь. По дороге ехала телега с соломой, Мефодий подбежал к телеге, вцепился в неё руками, закинул правую ногу и залез в телегу. Так он доехал к воротам монастыря, где, как обычно, проходила проверка груза. Мефодий быстро нырнул с головой в сено, как в озеро с водой. К телеге подошла охрана. Мефодий сидел очень тихо, боясь пошевелиться, правый глазом наблюдая за происходящим. Охранник махнул рукой вперёд и тележка заехала в ворота монастыря, Мефодий вздохнул с облегчением. Странник отвязал свою лошадь и повёл её в конюшню. Мефодий слез с тележки, отряхнул с себя солому и поспешил в пещеру Cкит, где лежал ребёнок. На этот раз пробраться в пещеру монаху было несложно, боль в ногах уже почти прошла. Прибежав в пещеру, Мефодий услышал крик ребёнка.  Он сразу же взял мальчика на руки и начал кормить его маленькими кусочками хлеба и поить водой. Когда ребёнок был накормлен, он успокоился и уснул.
 Тем времени в Замке Мортон шёл пир. Все пили вино и веселились. У Короля было прекрасное настроение. К Королю Мордреду прилетел ворон и сел к нему на плечо. Король встал и приказал всем замолчать, на несколько секунд в замке настала полная тишина. Открыв пергамент, Король прочитал вслух:
– Монах Мефодий ушёл из монастыря из-за ребёнка!
Затем Король Мордред сказал:
– Давайте поднимем бокалы и выпьем за то, что теперь мы сможем разгромить монахов и построить там свой замок!
Тем временем в монастыре, в пещере Скит, ребёнок уснул, а монах  Мефодий снял с себя верхнюю одежду и укрыл мальчика.  
В замке Мортон Король Мордред, идя в свои покои, повстречал на своём пути советника, который спросил его в недоумении:
– А как же наш договор?
Мордред, скривив своё лицо, ответил с презрением:
– Договор? Плевал я на наш договор! Я хочу построить там свой замок, а для этого  я  по очереди буду убивать всех монахов, так как я долго этого ждал!
    Король громко рассмеялся, а потом продолжил:
– Мефодий ушёл из монастыря ради какого-то ребёнка, теперь я могу свободно захватить и разгромить их и построить на месте монастыря свой замок.
Советник отвечал:
– Побойтесь Бога! Я в этом участвовать не буду!
Мордред разозлился и, схватив советника за шею, сказал:
– Я буду делать всё, что захочу, и ты будешь со мной до конца, – грозно посмотрел он в глаза советника и продолжил, – а если нет, я тебя повешу и всем объявлю, что ты меня предал, или отрублю твою голову и повешу на пике  возле ворот замка! Это война и я не буду воевать честно, завтра утром жду тебя  для совета.
Наступило утро, Мефодий проснулся от крика ребёнка, он был голоден. Наутро остался маленький кусочек хлеба и несколько глоточков воды. Мефодий покормил ребёнка, взял свою одежду и положил ребёнка там, где Тай оставил его вначале, и пошёл к добрым людям, которые дали ему еду.
Тем временем Тай решил сходить в пещеру Скит посмотреть на ребёнка, но даже не подумал взять мальчику еды. Тай поднимался по глиняной дороге и заметил следы, оставленные там Мефодием. Именно в это время Мефодий спускался по той же глиняной дороге и вдруг, очень неожиданно для себя, увидел Тая. Пока Тай наклонялся и внимательно рассматривал следы, Мефодий успел отскочить вправо и спрятаться за дерево. Тай пошёл дальше. Проходя мимо Мефодия, он заметил, что следы идут дальше, сделал два шага вперёд, снова наклонится и начал рассматривать следы. Тай стоял совсем рядом с Мефодием. От страха Мефодия бросило в пот. Но вскоре Тай разогнулся и пошёл дальше. Мефодий подождал, когда Тай пройдёт немного дальше, ступил на глиняную дорогу и на носочках быстро поспешил вниз. Спустившись вниз, он одел на голову чёрный капюшон и, смешавшись с другими монахами, незаметно дошёл к выходу. Мефодию вновь пришлось идти к добрым людям, которые помогли ему в прошлый раз, так как еды для ребёнка больше не было.   
Подойдя к дому, монах увидел странную картину. Агрира держала перед собой большую книгу и читала из неё на непонятном языке. На ней была чёрная шапка, чёрная рваная юбка, а рядом лежала метла. Перед домом был разожжён костер, на костре в большом чугуном котле варилось что-то странное. Мефодий постучал и сделал вид, что ничего не заметил. Хозяева, увидев Мефодия, очень испугались от неожиданности. Они поняли, что монах вновь пришёл за едой, поклонились ему и, плача и целуя ему руки, сказали, что еды у них больше нет, иначе они бы с радостью ему помогли.
Мефодий поклонился, и спросил Агриру:
 – Вы ведьма? Не бойтесь, я никому не скажу. Вы мне очень помогли.
 Мефодий ушёл. Но он решил всё-таки узнать, что здесь происходит. Монах подошёл к дому и спрятался в кустах, слушая разговор Агриры и Авдия.
 Мефодий был в ужасе, когда услышал, как Агрира сказала Авдию, что хочет забрать  ребёнка.
Авдий с большим удивлением спросил:
– Как же мы туда проберёмся?
Агрира сказала, что сварит зелье, от которого стража уснёт. Она взяла из сарая дров, а Авдий принёс в глиняной посуде разные травы. Агрира, взяв метлу, взмахнула рукой и костёр зажёгся. От испуга монаха в кустах откинуло назад. Мефодий сию же минуту побежал в монастырь и рассказал инквизиции обо всём, что видел и слышал.
 Инквизитор Авдон разозлился из-за того, что на его земле живёт какая-то ведьма, и приказал страже собрать карету с лошадями и быстро выдвигаться в путь. Святой инквизитор не любил ведьм. Авдон сжигал их на костре. Но для  Агриры он приготовил другую мучительную пытку. В карете Авдон о чём-то думал, а потом с ехидством сказал шёпотом на ухо монаху: «Если Агрира не сознается, что она ведьма, мы скажем, что Мефодий рассказал нам про неё. Карета Авдона приближалась к дому Авдия и Агриры.  Муж с женой увидели, как вдалеке поднялась пыль, Агрира внимательно смотрела за большим шаром пыли, а когда увидела лошадей инквизиции, она закричала: «К нам приближается  Святая инквизиция!». Началась паника, Авдий побежал в дом за водой, они принялись тушить костёр, и накрывать котёл, но не успели. Авдон выпрыгнул из кареты, подбежал к дому, открыл ворота, достал пустой пергамент, развернул его и сказал: «Вы нарушили закон! Вы виновны в использовании магии!». «Бывший монах Мефодий рассказал нам про тебя, ведьма, – с улыбочкой сказал Авдон и приказал страже схватить её и отвезти в монастырь».

Глава 3

Мефодий становится вором
Мефодий пришёл на рынок и, пряча от стыда своё лицо, блуждал здесь в поисках еды. Он подходил к каждому человеку и просил хоть немного еды,  но ему грубо отвечали, прогоняли, как  бродягу, и никто так и не помог ему.
Тем временем в монастыре Авдон приказал страже отвести Агриру в комнату зала суда. Щёлкнув пальцем, он повелел привести священника для заседания суда.
Мефодий же, голодный и ослабленный, продолжал блуждать по рынку, в надежде найти хоть какую-нибудь еду. И тут ему в голову пришла непонятная мысль – украсть еду. Он увидел маленькую девочку, лет десяти, которая шла с   родителями, и несла корзину с едой. Мефодий подкрался к ней очень тихо и заметил в её корзине кусочек мяса. Он быстро выхватил мясо из корзины, но в этот момент его увидела стража и продавцы. Все начали кричать: «Вор! Убить вора!», «Схватить вора!», «Отрубить ему пальцы!».  Мефодий повернулся назад и быстро побежал к выходу. За ним с криками «Стой!!!» помчалась стража. Один из стражников оказался быстрее монаха, он догнал Мефодия и схватил его за плечо, но Мефодий сразу же развернулся и ударил стражника правой рукой по голове. Пока стражник держался за голову, монах присел, схватил его за ноги и потянул на себя. Стражник упал без чувств. Второй стражник подбежал, схватил монаха за голову, снял с него капюшон и на секунду замер, как и все окружающие. Увидеть бывшего монаха Мефодия среди воров было очень неожиданно, ведь он всем сделал столько добра. Мефодий выиграл время, ударил стражника в живот и убежал.

Глава 4

Казнь ведьмы
Тем временем в монастыре шёл суд. Перед началом суда Авдон предупредил всех своих подчинённых о том, что он хочет представить монаха Мефодия обвинителем ведьмы. Начался суд. Авдон достал большой лист пергамента, рукой, все пальцы которой были украшены кольцами, развернул его и, поклонившись перед священником, спросил женщину:
– Агрира, ты признаёшь, что владеешь магией?
– Нет, – ответила обвиняемая.
Авдон ходил по залу с задумчивым взглядом, держа возле губ указательный палец.
– Ты знаешь монаха Мефодия? – спросил Авдон женщину.
– Да, – ответила Агрира.
Авдон приблизился к ней и серьёзным взглядом внимательно смотрел ей в глаза.
– Мефодий видел всё, что ты делала на улице, и рассказал об этом нам, – продолжил Авдон.
Агрира, плача и крича от безысходности, сказала:
 – Я ни в чём не виновата, я не использовала магию!
Авдон, так и не доказав вины Агриры, приказал бросить её в темницу. Священник подошёл к Авдону и сказал ему о том, что, возможно, эта женщина ни в чём не виновата. Авдон попросил священника подождать до завтра, чтобы он смог собрать доказательства вины Агриры. Священник согласился подождать:
– Но если доказательств не будет, то бедную женщину нужно будет отпустить, – сказал он.
Когда Авдон выходил из монастыря, к нему в ноги бросился Авдий. Он говорил, что его жена ни в чём не виновата и умолял пощадить и отпустить её.
– Уйди прочь! – грозно крикнул Авдон Авдию и отпихнул его ногой.
Авдон сразу же пошёл к Агрире. Зайдя в темницу, он подошёл к тумбочке, открыл её и достал оттуда два жгута. Затем он связал ими ноги Агриры, в том же шкафу достал молоток и двадцать четыре круглых деревянных бруска, размером с половину мужской руки. Авдон присел на  корточки и указательным пальцем правой руки приподнял лицо Агриры и ехидно сказал ей:
– Я всё равно заставлю тебя признаться…
Жестокий Авдон взял в левую руку молот, а в правую руку деревянные бруски и начал медленно вбивать их в ноги женщины. Агрира очень громко кричала от боли. Авдону было приятно смотреть на муки женщины. Он продолжал ехидно уговаривать её признаться. Агрира опустила голову от бессилия, но Авдон снова приподнял указательным пальцем её лицо и спросил:
– Ну, что, ты так и будешь молчать?
 Агрира, плюнув ему в лицо, сказала:
– Подавись.
Обезумев от злости, Авдон взял ещё больше деревянных брусков и вбил в каждую ногу женщины по двадцать два бруска. Агрира потеряла сознание.
Тем временем монах Мефодий шёл в пещеру. Когда он вошёл в пещеру, крика ребёнка не было слышно. Сердце Мефодия забилось чаще, он начал бегать по пещере, искать ребёнка, но так и не нашёл его. Монах стал на колени и начал молиться и исповедоваться перед Богом в своих грехах, которые он сотворил в последнее время.
А в замке Мортон король Мордред готовился к войне за монастырь. Неожиданно к королю пришёл советник, он поклонился и сказал:
 – Король Мордред, монахов можно не убивать, а заставить их за нас воевать, или работать у нас на полях.
Король выслушал предложение советника, резко встал и приказал послать в монастырь ворона с письмом. Теперь было решено ждать ответа от монахов, а если ответа не будет – готовиться к наступлению. Советник кивнул головой: «хорошо». Мордред, подойдя к советнику и положив руку ему на плечо, сказал:
– А за вчерашний день будем считать, что ты погорячился.
Советник поклонился и ушёл.
Назад Вперед
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
 

Уважаемые посетители, вы
просматриваете сайт
Джерри.ру.
Добро пожаловать в детство!