Сделать домашней|Добавить в избранное
 
 
на правах рекламы

Гюляш-Ханым

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Туды-Мангу-хан был похож на быка с вывороченным брюхом; к тому же он был хромой и кривил на один глаз.
   И все дети вышли в отца; одна Гюляш-Ханым росла красавицей. Но Туды-Мангу-хан говорил, что она одна похожа на него.
   Самые умные люди часто заблуждаются.

Гибель Гирея

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Золото и женщина — две гибели, которые ждут человека, когда в дело вмешивается Шайтан.
   Если высохла душа, дряблым стало тело — тогда золою.
   Если кипит еще кровь, и не погас огонь во взоре — тогда женщина.
   Шайтан знает, как кому угодить, чтобы потом лучше посмеяться.

Мюск-Джами — Мускусная мечеть

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Когда пройдет дождь, старокрымские татары идут к развалинам Мюск-джами, чтобы вдохнуть аромат мускуса и потолковать о прошлом. Вспомнить Юсуфа, который построил мечеть.
   Когда жил Юсуф? Кто знает когда. Может быть еще когда Эски-Крым назывался Солгатом.

Султан-Салэ

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   И сто лет назад развалины Султан-Салэ стояли такими же, как теперь.
   Бури и грозы не разрушили их.
   Видно, хорошие мастера строили мечеть Султана-Салэ и зоркий глаз наблюдал за ними.
   А был Салэ раньше простым пастухом, и хата его была последней в Джанкое.

Кемал-бабай

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Не искал почета, не искал золота; искал правду. Когда увидел — ушла правда, тогда умер Кемал-бабай.
   Сколько лет было Кемал-бабаю, не знали. Думали — сто, может быть, двести.
   Он жил так долго, что вся деревня стала родней; он жил так много, что дряхлое ухо не различало шума жизни, а глаз перестал следить за ее суетой.

Тихий звон

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Сказание о Карадагском монастыре, не имевшем по бедности колоколов, и звоне св. Стефана, который услышали с моря, когда правитель страны — Анастас освободил невинно осужденного, — живет поныне среди рыбаков.
   Отвесными спадами и пропастями надвинулся Карадаг на беспокойное море, хотел задавить его свой тяжестью и засыпать тысячью подводных камней.

Чершамбе

Автор: manager от 26-04-2015, 11:58
   Бедный Сеит-Яя. Я помню его доброе лицо в глубоких морщинах, седеющую бороду, сгорбленный стан и необыкновенную худобу, и как он подзывал, бывало, меня, когда я проходил, мальчиком, мимо его сада, чтобы выбрать мне самый крупный бузурган или спелую сладкую рябину.

 

Уважаемые посетители, вы
просматриваете сайт
Джерри.ру.
Добро пожаловать в детство!